Мы на одном меридиане

Опубликовано: 19.07.2022 07:50
Просмотров: 1303

 

Туманные земли, принадлежавшие Ледовитому океану, испокон веков притягивали внимание человека своей неизведанностью и неприступностью. Стремление к загадочной неуловимой Земле Санникова стоило жизни мужественным исследователям, но прекрасный остров так и остался навечно  недостижимым.  

  Не прошло и века с момента поисков таинственной «санниковской земли», как уже не осталось белых пятен на просторах суровой величественной Арктики. Все земли и острова, заливы и проливы открыты, поименованы и описаны. И, тем не менее, Северный Ледовитый океан остается мало изученным и для большинства людей, практически, недоступным. Исследования этой части мирового океана продолжаются, и на его просторах имеется свое население, если не постоянное, то находящееся там длительное время. Эта категория людей  имеет четкое определение – полярники! В масштабах человечества их единицы. Обыкновенные люди, образ жизни и трудовая деятельность которых сделала их необыкновенными. Полярник –  емкое красноречивое слово, за которым стоит очень много - романтичного и будничного, трудного, даже героического и преодолимого, просто человеческого. И никогда понятие полярник не ассоциируется с  чем-то негативным. Никогда!   Как живется им, нашим героям в заснеженных  высоких северных  широтах нашей планеты? Попасть туда не так просто. И все же иногда это возможно. Например, когда профессия позволяет осуществить творческую командировку.  Мне с этим повезло. В конце июня два вертолета Ми-8 стартовали из аэропорта Хатанга и взяли курс практически строго на север. Первый пункт посадки – мыс Баранова острова Большевик архипелага Северная Земля. В одной из воздушных машин  – группа орнитологов, которые затем полетят дальше – на остров  Визе, расположенный далеко на севере Карского моря.  Во втором вертолете – небольшая группа строителей, следующих на мыс Баранова и ни метром дальше. Обе машины загружаются вещами, необходимыми для длительного пребывания этих пассажиров в изолированном от Большой земли месте. На борт забрасываются продукты, теплая одежда, приборы и другие нужные вещи.    Перед вылетом – обязательный пограничный контроль. У всех с документами все в порядке. Грамотно расположив груз и людей в салоне, экипаж получает команду на взлет. Первый пошел.… Через определенный промежуток времени взлетает второе воздушное судно. Вертолеты преодолеют путь туда и обратно практически вместе, страхуя друг друга. Экипажи в расширенном составе, как того требуют длительные полеты в высокие широты.    Последуем вслед за ними, наблюдая раскинувшиеся внизу пейзажи. Берега величественной реки Хатанги обрамлены свежей зеленью лиственниц и кустарников.  Это самый северный в мире лес, удержавшийся на широте 72 градуса! Июнь. Лето. За каких-то две недели после ледохода под лучами незаходящего солнца сошел снег, и тундра преобразилась стремительно. По ее зеленому полю раскиданы и сверкают голубизной многочисленные озера и озерца, иногда с совершенно причудливыми очертаниями берегов. Конфигурация рек, речушек, ручьев тоже с фантазией, на которую способна только природа. Минут через пятнадцать-двадцать полета лес внизу заканчивается. Заросли кустарника, зацепившись невидимыми корнями за грунт,  застыли по берегам  озерец пышными зелеными лоскутами.      Вскоре и этот пейзаж меняется. Чем дальше на север, тем тундра все настойчивей меняет свой окрас с зеленого на желто-коричневый. Озера уже не так густо попадаются на пути. Где-то в этих краях обитают дожившие до наших дней современники мамонтов - овцебыки, но сегодня, видимо, наши маршруты не совпадают. Вот впереди показалось знаменитое озеро Таймыр.Его «лепестки» на карте составляют подобие своеобразного  маленького цветка. В реальности  цветок преобразуется в необозримый водный, подобный морскому, простор. Много открытой воды, и все же огромные участки ледового покрова еще мужественно держатся, несмотря на то, что солнце, хоть и низкое, светит круглосуточно. В озеро впадает  бесчисленное множество ручьев, а также  реки и речушки.  Пытаемся опознать среди них Пясину и единственную, из озера вытекающую – Нижнюю Таймыру. Кажется, она! Далеко внизу, пробивая себе путь между гор, она спешит отнести свои воды в Карское море. До свидания холодная, самоуверенная река!      Взору представились самые мрачные в мире горы – Бырранга. Отсюда, с высоты они не кажутся такими уж неприступными и, тем более, мрачными. Солнце освещает их рельеф – абсолютно черный с толстыми прожилками белого снега, который уютно пристроился в углублениях, во впадинах на склонах гор. Хорошо видны хребты, невозмутимо расположившиеся по своему разумению. Никакой растительности, никакой живности. По крайней мере, с высоты эшелона полета не видать. Не зря коренное население испокон веков не заходило на ту сторону гор (северную), считая горы Бырранга воротами в мир мертвых (нижний мир).    Далее по маршруту полета -  внизу коричневая каменная земля, большей частью еще покрытая снегами. Пассажиры уже привыкли к гулу моторов, но хочется прилететь скорей на место. Но быстрей, чем есть, не получится.     Траверзом проходим мыс Челюскина. А хотелось бы потоптаться по самой северной точке Евразии, отмеченной памятными знаками. В этом году Россия отметила 280 лет со дня открытия нашим мужественным соотечественником самой северной вершины Евразийского материка.     Пересекаем залив Вилькицкого, пользующийся среди моряков не такой уж хорошей славой. Этот достаточно длинный пролив, шириной около 60 км   издавна был опасен своими льдами, нагромождением торосов, сквозь которые порой даже ледоколы пробиваются с трудом. Именно он встал неодолимой преградой на пути дубель-шлюпки «Якуцк» с первой в мире морской экспедицией на борту, попытавшейся обогнуть полуостров по воде. Тогда многие заплатили за эту попытку жизнью.   По праву этот участок Севморпути считается самым сложным. Но сегодня он благодушен. По нашему маршруту – спокойная сверкающая вода, с бело-голубым  бугристым припайным льдом. Не покажется ли хозяин здешних мест, белый медведь? Ан, нет! Что-то не хотят представители высокоширотной фауны даже издали появиться в своей красе и недосягаемости. Хотя, пассажиры второго вертолета потом похвастались, что видели по пути медведицу с медвежатами. Повезло, значит. С вертолета  почему и не понаблюдать?! Комфортно и безопасно.     Уже давно прямо по курсу виден гористый заснеженный пейзаж. Это остров Большевик – первый и самый близкий к материку остров желанного архипелага. В отличие от гор Бырранга, здесь не наблюдается никаких красок, кроме белых. И голубых - в проливах.  Как-то быстро преодолели путь над Большевиком. Вскоре показался  почти открытый ото льда залив Шокальского, отделяющий его от острова Октябрьской Революции. Мы почти на месте. Вертолет делает вираж и после почти пяти часов полета плавно приземляется на площадку на северной оконечности острова – мысе Баранова. Между прочим, он расположен практически на одном меридиане с Хатангой.

 ***

 

     Нас встречает толпа людей.       

   - Игорь Кушеверский! – без обиняков отрекомендовался первый подошедший к нам полярник и с улыбкой добавил, - Добро пожаловать!

  Очень приятное начало. Для полярников же прилет вертолета – событие особой важности, поскольку достаточно редкое (предыдущий был около трех месяцев назад). Пришлось немного вникнуть, чтобы это понять. Прилет воздушного судна – это не только новые люди, это вести от родных и близких, приятные передачи и посылки от них, заказы. Это сотрудники, приехавшие на смену тем, кто уже отработал здесь свое положенное время. Это суматоха по поводу сбора в дорогу тех, кто завтра (Ура!!!) полетит в заслуженный отпуск. Словом, это приятное оживление для всех.      После ужина в кают-компании  экипаж  одного из вертолетов повез экспедицию  орнитологов  дальше, на остров Визе, как и планировалось. Поскольку пилоты часто измеряют расстояния временем полета, а не километрами в данном случае они сказали, что лететь им еще три с половиной часа. На острове Визе функционирует полярная метеорологическая станция. Для членов орнитологической экспедиции там тоже найдется место. В течение двух месяцев они будут изучать птиц, которые летом для жизни предпочитают этот остров, так далеко «забежавший» на север Карского моря.          Мы же остались на «Барановке», как ее называют между собой полярники. Что же она собой представляет? Здесь расположен научно-исследовательский стационар  «Ледовая база Мыс Баранова» (НИС «ЛБ Мыс Баранова»), деятельность которого посвящена высокоширотным исследованиям окружающей среды. Работают здесь научные сотрудники прославленного флагмана отечественной науки - Арктического и антарктического научно-исследовательского института Росгидромета, расположенного в г. Санкт-Петербурге (ААНИИ).    Деятельность этого научного полигона чрезвычайно важна для страны и имеет, как оперативное, так и глобальное научное значение. Особенно в наше время, когда климат планеты неуклонно меняется. Очень важно изучить взаимодействие трех составляющих единой системы: атмосфера - суша – вода (ледяной покров).  Требует постоянного мониторинга и экологическое состояние Северного Ледовитого океана, его прибрежной зоны и архипелагов. Как поделились сведениями полярники, для выполнения этих задач здесь, на острове Большевик в 1986 году была открыта научная станция, просуществовавшая до перестройки. В 1991 году ее  законсервировали отсутствием финансирования. На ее основе в 2013 году началась и последовательно ведется до сих пор целенаправленная деятельность по восстановлению научно-исследовательского стационара.    Не случайно ключевые слова в его названии – Ледовая база. Она расположена на берегу пролива Шокальского, изобилующего дрейфующим и припайным морским льдом, айсбергами. Кроме того, на самом острове имеются мощные ледники, озерный и речной лед. Этот ледовый спектр составляет многогранную основу для всестороннего изучения льдов.

***

 

     Ненадолго отвлечемся от науки и посмотрим на природу, познакомимся с бытовыми условиями  и с самими полярниками. Самое первое, что замечаешь  - притягательные в своей суровости  картины окружающей  природы. Общий ландшафт непривычный для глаза приезжего наблюдателя.  Но он прельщает своей свежестью и необыкновенным, присущим только этому краю  простором. Им можно любоваться часами, как  открытым огнем или бегущей водой. Покрытый льдом залив, сливающийся с водами открытого моря. На противоположном берегу залива – сопка со срезанной плоской вершиной, которая время от времени прячется за наплывающими облачками или туманными помутнениями. Это мыс Визе (не путать с островом Визе). Прозрачность атмосферы меняется несколько раз на дню. Отсутствие красок немного давит, но со временем не обращаешь внимания. Все же, кроме белого снега, темных пятен оттаявшей земли,  радует синее небо, правда его цвет тоже очень непостоянен. А еще – здесь можно увидеть  все оттенки хрустальной чистоты  льда: белый, бирюзовый, голубой, салатовый, зеленоватый… На такие краски способна только природа. И их невозможно воспроизвести никакими методами и техническими приспособлениями.  Стационар расположен  на высоте примерно 30 метров над уровнем моря. Вокруг много озер, речушек, ландшафт представляет собой типичную полярную пустыню со скудной растительностью. Но сейчас, в июне и здесь уже пробились нежные цветочки – лиловая камнеломка и голубой незабудник, как называют здесь похожие на незабудку цветы.  Жители стационара  относятся к ним бережно и благоговением,  как к особому достоянию.    Уверена, что эти уникальные места, эти захватывающие картины арктической природы, пейзажи, которые я не успела увидеть, были бы очень интересны туристам. Если бы они могли туда добраться. Хотя, как рассказывают полярники, бывали и там экскурсанты с круизного лайнера. Но попали они туда не «с бухты-барахты», а предварительно оформив соответствующие документы и разрешения.

***

Сергей Анатольевич Семенов

     Сам стационар – это целый городок, строения близко друг к другу, каждое имеет свое предназначение. Небольшую экскурсию проводит начальник станции Сергей Анатольевич Семенов. Опытный полярник, неоднократный участник арктических экспедиций, дрейфующих СП. На «Барановке» с 2013 года. Как и все работающие здесь полярники, начальники тоже меняются ежегодно: год отслужил, отдохни, через год заедешь опять.  А городок полярников весь на виду. Здесь есть все необходимое для автономного проживания: работающая круглосуточно дизельная станция, жилые домики и производственные помещения, баня, спортивный зал, пункт медицинского обслуживания. В этом небольшом городке нет улиц, но адреса есть: каждый домик имеет свой номер и название: «пятерка», «тринадцатый» и т.д.  Камбуз (кают-компания) – место не только для принятия пищи, но здесь общаются, отмечают праздники. Можно посидеть на уютном диванчике, посмотреть передачу на широком экране телевизора, почитать. Две большие, во всю стену полки с книгами здесь же. Правда, томики «заслуженные», новых поступлений, видимо, давненько не наблюдалось. В следующий раз (если он будет) надо привезти.   Питание  вкусное, обильное и бесплатное, разумеется. Искренним гостеприимством и всеми этими благами пользуемся и мы, гости – экипажи, командировочные, словом, все прибывшие. В ответ тоже хочется угостить. Причем, всех. В связи с этим, очень сожалела, что гостинцев, которые я брала с собой, оказалось мало, хватило далеко не всем. Учту в следующий раз (опять же, если он случится). Но вернемся в кают-компанию.  Замечательный повар по имени Павел искусный в своем деле. Пашу любят, хотя он строг и принципиален: завтрак, обед, ужин – по расписанию, строго в установленное время. На пять минут опоздал, гуляй, Вася, корректируй фигуру до следующего накрытия стола. Повар один на всех тоже на целый год.  Правда, ему помогают дежурные, которые назначаются ежедневно по очереди. У каждого полярника за столом свое постоянное место, а мы, гости,  невольно нарушаем этот порядок, за что  можем только принести свои извинения. Приятно поражает факт корабельной чистоты в помещениях. Пришел с улицы – переобуйся. Комнатные тапочки у каждого не только дома, но и здесь, в кают-компании. Так что наличие у нас теплых носков, заменивших тапочки, оказалось кстати.   Постоянный состав станции – порядка двадцати человек. На летний сезон  он увеличивается на треть, поскольку дополнительно прилетают сотрудники института со своими темами. В основном, состав мужской, но представительницы прекрасной половины тоже присутствуют полноправно.Часть полярников размещаются в двухэтажном модульном доме, который внутри похож на уютный с коврами на полу купейный вагон. По левую руку длинного коридора стенка с окнами в мир, а по правую – индивидуальные каюты, оборудованные всем необходимым для комфортного проживания, при этом ничего лишнего. Здесь же предусмотрена и гостевая каюта. Но все же большинство «барановцев» проживают «по месту работы» – в компактных уютных домиках-вагончиках, в которых имеются жилые индивидуальные комнаты и рабочие помещения с аппаратурой и другим, необходимым   техническим оборудованием. Весьма удобно. Любят полярники свое служебно-домашнее хозяйство. Оно надежным образом обеспечивает комфортные рабочие условия и личное пространство.      Еще один штрих станционной жизни – собаки. Их тут семь, и они, конечно, являются полноценными членами сообщества. Лохматые, большие, с разным окрасом, но неизменно дружелюбные. Собачки попали сюда из разных мест, некоторые щенками. Одних привезли с материка, других с дрейфующей станции. У каждой, естественно, свое имя и среди полярников - свои любимцы, у жилищ которых они обычно и трутся. У этого лохматого сообщества своя миссия – помимо любви и преданности, подаренной людям, они предупреждают о приближении к лагерю признанного хозяина здешних мест – белого медведя. Собаки запросто могут облаять непрошеного гостя, предлагая соблюдать границы дозволенного. Весть о визите мишки тут же разносится не только «со слов» собак, но на станции организована специальная связь: все жители имеют радиотелефоны, работающие на одной волне. Заметивший опасность нажимает кнопку на своем устройстве, и объявляет о случившемся, cвязь громкоговорящая, поэтому полярники слышат ее немедленно в любом месте, где бы они в этот момент не находились. 

Гуси р. Мушкетова

      А что касается собачек,  наблюдала следующую картину. На  оттаявшей поверхности земли (а она представляет собой слой раскрошенных за века камней), остался нерастаявший островок снега. Именно на нем пристроился песик, чтобы понежиться на солнышке. К слову сказать, на станции нет ни одной кошки.

***  

   Вот примерно так живут полярники. А как они работают?  Слегка окунемся в атмосферу их деятельности – то, ради чего, собственно, они здесь и находятся. На Ледовой базе занимаются изучением окружающей среды  люди различных специальностей, сформированных в группы (отряды). На сегодняшний день их около десяти. У каждой группы своя задача, но их всех объединяет общая цель – комплексное изучение архипелага Северная Земля и прилегающих к нему территорий для углубления наших знаний об изменении климата, взаимодействия природных составляющих: воды, воздуха, почвы, ледников и т.д. Данные наблюдений могут использоваться, как для оперативных целей, так и для накопления многолетних статистических данных с последующим научным анализом. 

Гляциологические наблюдения

     Самая первая группа, которую я посетила – группа  «ледовиков», как их здесь называют. На самом деле, они океанологи. Но наука океанология имеет огромный спектр деятельности, наблюдений. Наши океанологи всесторонне исследуют морской лед,  поэтому «ледовики». Начальник группы Игорь Кушеверский, приятный из приятнейших людей, как раз тот, который после прилета первым встретил нас на вертолетной площадке. 

Гидрохимические исследования

 Таким же приветливым и доброжелательным Игорь Александрович оказался и на рабочем месте. Всего в группе три человека. Как они признаются, работа океанологом на Ледовой базе предполагает еще две-три дюжины дополнительных специальностей от рубщика льда до слесаря, столяра и т.д. Потому что все приходится делать своими руками. Выходить на залив, добывать керны, бурить при необходимости лунки, вести подводную съемку при помощи приспособлений, сродни квадрокоптерам.    Ледовые керны подвергаются дальнейшей обработке и наблюдениям уже в помещении. Определяются многие характеристики.  Данные исследований физических свойств льда востребованы во многих отраслях народного хозяйства. Например, при строительстве шельфовых нефтедобывающих платформ и других сооружений, при прокладке трубопроводов под водой, в навигации судов, в частности, при проходе ими забитых льдами проливов. 

Океанологические исследования на морском льду

    Определенная часть наблюдений уходит в мировые центры погоды. Научная деятельность группы неотделима от оперативных исследований. Они пишут научные статьи,  разрабатывают методики исследований льда, читают лекции в институтах.

 

     Не будем сильно вдаваться в специфику океанологической профессии и методов добычи всевозможных, предусмотренных программой характеристик. Хочется больше сказать о людях.  Главное, что это – содружество профессиональных людей, любящих свое дело и выполняющих эту работу качественно, безукоризненно. Умные, интеллигентные, образованные. С каким увлечением и гордостью они о ней рассказывали! 

Ледовые наблюдения и исследования 

   Так же, как и геофизик Андреев Валерий Геннадьевич!. Он  любовно знакомил со своей лабораторией, с особенностями  наблюдений, В зоне его внимания  магнитное поле Земли, ионосфера, процесс влияния солнечного излучения на поверхность земли и т.д.  Все чрезвычайно интересно. Валерий Геннадьевич тоже опытный полярник – восемь зимовок в Антарктиде и практически вся жизнь в Арктике. Их, настоящих закоренелых полярников, для которых профессиональная деятельность стала образом жизни, от которого трудно отказаться, здесь много. В их числе и Власов Владимир Федорович, руководитель метеорологической группы, и сам Игорь Кушеверский, да практически все, кто сюда попадает по доброй воле ( а по-другому и не бывает).       По словам Игоря Александровича,  раньше сюда командировались, в основном, люди с опытом, но за последние два-три года состав стационара сильно омолодился. И это радует. Заслуженный      полярник,  опытный, прекраснейший во всех смыслах специалист, дал высокую оценку профессионального потенциала своих младших товарищей.   В справедливости слов Игоря Кушеверского я легко убедилась при общении с молодыми специалистами в группах метеорологов, гидрохимиков, гляциологов, гидрологов... Специалисты метеорологического отряда ведут наблюдения за атмосферой. Легко владея предметом своей деятельности, молодой специалист Марина Лоскутова, рассказала, что здешняя программа  различает наблюдения по стандартной метеорологии и специальной. Стандартная  предполагает наблюдения за такими характеристиками атмосферы, как скорость и направление ветра, атмосферное давление, облачность, метеоявления, влажность воздуха. В специальной метеорологии свои задачи: напряженность электрического поля атмосферы, содержание в ней водяного пара, озона и других элементов, парниковые газы, аэрозоли. 

Наблюдения за вечной мерзлотой

    Сама Марина работала над темой и опубликовала статью «Годовой ход концентрации метана и диоксида углерода в Арктике по данным измерений на НИС «Ледовая база Мыс Баранова».   Своими знаниями, кругозором, степенью проникновения в профессию, даже одержимостью ею меня приятно поразили и  молодые специалисты гидрохимик Анастасия Кирилова, работающая с гидросредой и геохимик Наталья Тебенькова, в числе задач которых изучение изотопов воды.

Медико экологические исследования

Очень профессиональные, не боящиеся  проводить опыты, принимать самостоятельные решения. Можно только восхититься успехами молодых девушек, возможно, будущих ученых, сподвижников науки. Очень приятно было услышать, что большинство специалистов – выпускники Санкт-Петербургского гидрометеорологического университета, в котором, в свое время, получила образование и я.

Ледовые наблюдения и исследования

    Каждый вид деятельности по-своему интересен и важен. Аэрологи осуществляют высотное зондирование атмосферы, определяя распределение метеоэлементов на заданных уровнях. Совершенно другой круг обязанностей выполняют гляциологи. Они, как и уже представленные «ледовики», работают со льдом. Но, если первые исследуют лед морской, то «хлеб» гляциологов – ледники суши, озерный и речной лед. 

Атмосферные наблюдения и исследования

Они определяют инсоляцию (облучение солнечной радиацией площади ледника), динамику нарастания и таяния льда, траекторию и скорость смещения ледников под влиянием внешних факторов, структуру пресного льда. Они отслеживают путь движения ледника до тех пор, когда он доползет до берега и сорвется с него, превратившись в айсберг. Далее им займутся другие специалисты.    

Гидрологические наблюдения

   Есть, конечно, на станции и люди, специальность которых далека от романтичных профессий тех, кто избрал объектом изучения ее величество Природу. Уже упомянутый повар, доктор, дизелисты, электрики, строители…  Они тоже там нужны. И они тоже полярники.   

Сейсмологические исследования

   Невозможно во все вникнуть досконально, со всеми познакомиться поближе за столь короткое время (сутки). Хотелось побывать на всех участках работы – где-то успела, что-то мимо. Меня строго-настрого предупредили не выходить в одиночку за пределы лагеря, чтобы ненароком не налететь на медведя.  Я и не выходила. Но где-то на окраине увидела одиночный ухоженный деревянный крест. Оказалось, это не могила. Просто полярники поставили памятный знак всем первопроходцам, местом завершающего пристанища которых стала Арктика. Вечная им благодарность, слава и память!  

Геофизические исследования

Они открывали земли и воды этого края. Но наши сегодняшние полярники, имея запас мужества, выдержки, патриотизма продолжают открывать Арктику, исследовать ее в  бесчисленных ипостасях, в ее движении и развитии. Низкий поклон вам, дорогие современники!  

                                                     ***

05 июля 2022г.  Нина Ковальчук     Фото автора и Андрея Парамзина

Где находится