«Дуглас»

К 70-летию воздушной аварии  самолета «Дуглас» на Таймыре

Недалеко от Хатанги в 2016 году на Таймыре была проведена огромная работа по демонтажу и транспортировке воздушного судна «Дуглас», потерпевшего аварию в апреле 1947 года.  Тогда экипаж самолета совершил вынужденную посадку в глубокой тундре. Как впоследствии оказалось, в 180 километрах севернее поселка Волочанка.  

 

Приоткроем занавес над событиями семидесятилетней давности. В послевоенные годы освоение неба над Таймыром шло полным ходом. К тому времени был построен  и функционировал аэропорт Косистый, принимала уже и колесные (а не только на лыжах) самолеты грунтовая ВПП Хатанги, работал промежуточный аэродром Волочанка. Поскольку в те времена чрезвычайно интенсивно осваивался перспективный в промышленном отношении мыс Нордвик (вблизи а/п Косистый), то движение оттуда на Большую землю было очень активным. Как водное, так и воздушное. Установились регулярные полеты, в том числе и пассажирские, по трассе Красноярск-Дудинка-Косистый и обратно.

Как свидетельствуют документы, 22 апреля 1947 года в обратный рейс по маршруту Косистый - Хатанга - Дудинка - Туруханск – Красноярск вылетел самолет «Дуглас»  транспортного авиационного отряда Красноярского управления ГВФ. Пилотировал судно Максим Тюриков.

Максим Тюриков


На борту, кроме 852 кг груза, находилось 5 членов экипажа и 29 пассажиров, в том числе шесть  женщин и три ребенка. Не вдаваясь в технические подробности, скажем, что  через полчаса отказал левый двигатель. Погодные условия на аэродроме вылета наблюдались ниже минимума, поэтому возврат в Косистый не представлялся возможным. По трассе погода тоже была сложной, поэтому экипаж не нашел запасной аэродром -  Хатангу.

 

Решение – лететь на Волочанку. Через пять часов полета вышли в область хорошей погоды, но координаты определить не смогли. Стал греться правый мотор. Командир принял решение садиться на снег (толщина его до полутора метров). «Дуглас» сел, зарылся носом в снег, смяв его. Никто из находящихся на борту серьезно не пострадал. Связь оказалась односторонней: люди слышали позывные ищущих их бортов, но, к сожалению, спасатели не слышали потерпевших.

 

 На четвертый день  командир принял решение идти на поиски поселка или охотничьего стойбища. Кроме командира Максима Тюрикова, ушли бортмеханик Виктор Писмарев, бортрадист Алдексей Смирнов и шесть человек из числа пассажиров – всего девять человек. Надеясь на удачный исход предпринятой экспедиции, они взяли продуктов на 8-10 дней. Эту самоотверженную группу постигла трагическая участь. Буквально, через два дня после старта группы, 28 апреля, началась сильная пурга, которая продолжалась в течение двух  (!!!) недель и окончилась 10 мая. Судьба этих людей, подробности их следования и гибели остаются неизвестными.  


Останки командира корабля Тюрикова Максима Дмитриевича были обнаружены только 23 октября 1953 г. охотником колхоза имени Калинина Авамского района  Филиппом Сахатиным в истоках реки Шайтан примерно в 120 км юго-западнее от места аварийной посадки самолёта. Труп опознан по найденным на месте обнаружения документам (партийный билет, свидетельство пилота, записная книжка). Остальные два члена экипажа и шесть пассажиров считаются пропавшими без вести.

 

Упавший самолет  был обнаружен поисковой группой, и все 25 оголодавших человек во главе со вторым пилотом Сергеем Аношко вывезены 13 мая 1947 года на самолете Ли-2 № Н-426.

 

Согласно выводам комиссии по расследованию авиапроисшествия указано несколько основных причин. В их числе,  производство полетов по трассам Полярной авиации, производящееся без должной организации и подготовки со стороны Красноярского управления ГВФ, выпуск воздушного судна с аэропорта Косистый при погоде ниже минимума. К непосредственным же причинам отнесены технические неисправности главного шатуна левого мотора и генератора правого двигателя, а также ошибочное решение командира ВС о посадке на глубокий снег с выпущенными шасси.И все же хочется подчеркнуть, к чести командира и экипажа – во время аварийной посадки никто не пострадал. Уже один этот факт достоин благодарности, восхищения и доброй памяти командиру и экипажу.


Несколько строк о самом самолете. Американского производства поршневые самолеты С-47 «Дуглас» попали в Советский Союз в годы Великой Отечественной войны по ленд-лизу (особому соглашению между США и СССР). Самолеты  отличались прочностью и надежностью. В годы войны по тому же ленд-лизу они перевозили в СССР продовольствие, технику и вооружение. Некоторые летают и поныне (за границей). Два из них, которые участвовали в высадке десанта в Нормандии, в 2015 году прилетели из США на Московский международный авиасалон, преодолев для этого расстояние в 14 тысяч километров.

«Наш, таймырский» экземпляр «Дугласа» произведен в 1943 году, (серийный номер - 42-32892, заводской номер – 9118), сначала он был достоянием Полярной авиации и использовался для ледовой разведки над морями Северного Ледовитого океана. В 1946 году, получив обозначение «СССР Л-1204», передан в состав 26-го транспортного авиационного отряда Красноярского управления Гражданского Воздушного флота,  был задействован на регулярных пассажирских рейсах.

Все семьдесят лет многих людей волновала судьба самого самолета и людей, с ним связанных. Только 2 августа 2016 года стартовала патриотическая акция «Дуглас ждёт» по эвакуации практически целого самолёта в Красноярск, организованная Экспедиционным центром Русского географического общества в Сибирском федеральном округе. Одним из главных инициаторов экспедиции стал сотрудник музея Военно-инженерного института СФУ, подполковник запаса Вячеслав Филиппов.

  "Только благодаря директору Военно-инженерного института СФУ Евгению Николаевичу Гарину, нашедшему понимание у руководства Русского географического общества, и финансовой помощи неравнодушных людей всё же удалось успешно провести эту беспрецедентную операцию», - рассказывает Вячеслав Филиппов.

Евгений Николаевич Гарин

 

Авелина Максимовна Анциферова

 

Среди членов экспедиции — дочь легендарного лётчика Максима Тюрикова. В 1947 году ей было всего шесть лет, когда она узнала о гибели на Севере своего отца. Эта экспедиция, призналась она, стала главным событием в ее жизни.

Для демонтажа самолета был приглашен американский специалист Глен Мосс, пилот, не раз принимавший участие в подобных мероприятиях.

За 70 лет, которые самолёт пролежал в тундре, на его внутренней обшивке хорошо сохранились надписи, оставленные самим командиром и пассажирами.

 

Из этих записей и стали известны некоторые подробности полёта. Одна из последних записей датирована 1 мая: "Сидим одни. Всё на исходе. Духом никто не падает. Все ждём спасения. Праздник встретили весело", — написал на обшивке кто-то из пассажиров. Надписи на стенах самолёта были сделаны химическим карандашом. Причём нет сомнений, что все они — подлинные.

Экспедицию по эвакуации самолёта «Дуглас» с Таймыра можно считать уникальной. Самолёт хорошо сохранился, его разборка заняла всего одну неделю. Части самолёта на внешней подвеске Ми-8Т авиакомпании «АэроГео» доставили для погрузки на баржу. Расстояние от места аварийной посадки С-47 до реки Пясина составляло 78 км, Ми-8Т выполнил 5 рейсов. После погрузки разобранного самолёта, баржа отправилась вверх по Енисею в Дудинку и далее в Красноярск.  Восстановленный С-47 «Дуглас» станет одним из главных экспонатов музея освоения Русского Севера, который в скором времени планируется создать в Красноярске.

В музеях России нет ни одного экземпляра самолёта этого типа. Но дело, всё же не только в самом самолёте. В первую очередь, это память. Памятник красноярским лётчикам и самому АЛСИБу (воздушной трассе Аляска-Сибирь, по которой осуществлялся перегон самих самолетов из Америки и всего остального имущества по ленд-лизу).

Апрель-2017  

У Вас недостаточно прав для комментирования